Ответить

Хотят познакомиться в Кемеровской области:
 Григорий ВОРОНКИН, Стихи

Терник
24 февраля 2011 17:04
Сообщение #1


Приезжий
  • 17

Репутация: --
Группа: Гости
Сообщений: 0
Регистрация: --
ICQ:--
КАЛИНИНСКИЙ
Поселок наш стоит на магистрали,
Где воздух с шумом режут поезда.
Найдешь ли где такой еще? Едва ли.
На картах мира нету. Не беда.
Нет стен из проволок колючих в жилы,
И всеобзорных вышек по углам.
Как сон их помнят только старожилы –
Расположенья зековских казарм.
Как по утрам из зоны под конвоем,
Строжайшим, упреждающим побег,
Шагал дешевый труд безмолвным строем,
Чтоб отработать пайку и ночлег.
Но в лету уплыла система зеков,
Осталась как реликвия одна –
Та улица из близнецов бараков,
Что Школьной называется она.
Кто будет на Калининском однажды,
Увидит и коттеджи, и дома,
Где яркие огни пятиэтажек,
Как звездочки горят по вечерам.
Мне по душе наш небольшой поселок,
Его не променяю на Марград,
И школу, утопающую в кленах,
И муравейник "Солнышко"- детсад,
И техникум больших зеркальных окон,
Студентов – любознательный народ.
Старею я, не старится поселок –
В нем вечно моя молодость живет.

ПЕТУХ ПОЁТ
Высвечивают их телеэкраны.
В медовых обещаниях уста
Политиков и политиканов
В предвыборном аллюре в "три креста".
Все партии, движения и блоки
Взять первенство на скачках норовят,
Выискивают во взаимосклоках,
Чей погрязнее прочих компромат.
Деляги есть, что прячутся умело
За депутатский щит – иммунитет.
Кому своя рубашка ближе к телу.
Петух поет, а будет ли рассвет?
Корабль его идет отдельным курсом,
Пристроился к штурвалу капитан,
И прячет всенародные ресурсы
На личный счет в какой-то загранбанк.
Не ведомы ему ни беды, ни невзгоды –
С трибуны он орет: "Не укради!"
Живет, жирея, мой слуга народа.
Зачах его избравший господин.

***
Я не хочу всех мерить одной меркой.
Заслужит тот доверия мандат,
Кто остается стойким на поверку –
Поистине народный депутат.

ЛЮБЛЮ ВЕСНУ
Люблю весну. Природа пробуждается,
На убыль ночь идет, на прибыль день,
И в лужах солнца лучики купаются,
Поет петух, взобравшись на плетень.
Дождинок капли в ручейки сливаются,
А где-то бочкой катит первый гром,
И радуга рогами упирается
В березовую рощу за селом.
Увереннее лето приближается,
И на дары богата и щедра,
Земля, старушка, в зелень одевается –
Приходит обновления пора.

ДОЖДЬ
Дождь подкрался неожиданно
И полил, точь-в-точь как из ведра.
Сотни тонн те тучи выдали
Чистых, крупных капель серебра.
Удалились молний сполохи,
Снова звезды небо золотят.
И как прежде куст черемухи
Дарит мне душистый аромат.
Заалел рассвет над Киею,
Скрыл туман вуалью берега,
Растворился месяц в инеи
На мальковских заливных лугах.
Вот засоня наше солнышко,
Улыбнувшись, встало над землей.
Ах ты доля, моя долюшка
Ты сошлась с рыбацкою стезей.
Под ногами шорох камешков,
И песчинки золотом (польют?).
Поклонюсь я Кии-матушке,
И признаюсь, что ее люблю.

ТАК ВИДНО ПРЕДНАЗНАЧЕНО
СУДЬБОЮ
Уж сколь десятков лет с тех пор минуло.
Нам волосы седины серебрят.
Но помню вечер… На меня взметнула
Нечаянный свой любопытный взгляд.
Я пригласил тебя на первый танец,
Выдавливал какие-то слова.
Их подбирал я, будто иностранец,
Вскружилась не от вальса голова.
Был, как травинка я, литовкой скошен,
Твоей живою искоркой в глазах,
Коричневое платьице в горошек
И завитушки в русых волосах.
Теперь уже состарились с тобою,
Не разрывая жизненную нить.
Так видно предназначено судьбою
Сердца двоих в одно соединить.

ОТВЕТЬТЕ ДЕТЯМ, ДЯДИ
Как хорошо, когда нам солнце светит,
И зеленеют рощи и поля.
Его тепла хватает всей планете –
Планете под названием Земля.
Была б она всегда в своем наряде:
Где яблонь, где черемуховый цвет.
Чего делить, ответьте детям, дяди:
Зачем военный дымовой рассвет?
За наше счастье взрослые в ответе.
Наш клич правителям любой страны:
Хотим войти в грядущее столетье,
Прожить его без ужасов войны!

Людмиле Зыкиной.

Ко мне в Сибирь твоя приходит "Волга".
Я вижу, слышу волн крутых прибой.
Счет не веди годам ушедшим долгим.
Ты есть и будешь вечно молодой.
Тебя земля российская взрастила,
Пускай другие за "бугром" поют,
Уже за то тебя люблю, Людмила, -
Не предаешь ты родину свою,
Что песнями своими вдохновенно
Вселяешь веру в будущий успех.
Встает Россия, распрямив колени
С надеждою вступила в новый век.
Забудутся все однодневки-песни
Бездушные – в них блеск и суета,
Твоим – звучать, врываясь в поднебесье,
В них жизнь и радость, свет и чистота.

РУСАЛКА
Давно я не бывал в родной Покровке –
Любимой малой родине своей,
Не слышал звонких трелей жаворонка,
Парящего в прозрачной синеве.
Не плавал по "собачьи" так умело,
На зависть деревенским пацанам,
Не подставлял коричневое тело
Воде, траве и солнечным лучам.
Маевский пруд тогда казался морем,
Которого ни разу не видал.
И у платины, в самом узком створе,
Я запросто его переплывал.
Платину рвал он, снова был запружен,
Но уменьшалось зеркало при том.
Теперь пруд стал огромнейшею лужей,
Богатой золотистым карасем.
Те годы шли и близились признанья.
Я лошадей привел на водопой,
И вышла из воды, как изваянье,
Русалкою красивой предо мной.
Увидел я те контурные стати,
Стеснительность улыбки на устах.
Стан облегало простенькое платье
И бисеринки капель в волосах.
В душе моей в тот миг перевернулось,
Её хотел я видеть вновь и вновь.
И что-то к ней меня сильней тянуло,
Знать то была та первая любовь.
Прошли года, но помню день тот жаркий.
Пусть в жизнь пошли дорогой не одной.
Не поплавок, я вижу ту русалку
Во всей красе стоящей предо мной.

ОНА ОСТАНЕТСЯ В ВЕКАХ

Ушли в предание те годы.
И отступила вдаль тайга.
Как прежде, только солнце ходит
Да речка моет берега.
Кто увидал тебя впервые?
Кому понравилась река?
Кто дал тебе названье: "Кия",
С благоговеньем, на века?
Что с тем первопроходцем сталось,
Куда судьбою завело?
Им было сделано начало:
Рождалось Кийское село.
А время шло.
В жару и холод
Стук топоров, рубанков визг.
И возводился новый город –
Левобережный Мариинск.
А ты, трудясь, катила воды,
Ах, сколько лет тебе пришлось
Смотреть закаты и восходы,
Держать старинный перевоз.
Скрипел, под тяжестью парома,
Сталистый многожильный трос,
Пока на сваи-ледоломы
Не лег, слегка нагнувшись мост.
Бегут авто, подчас потоком,
Коль даст добро таможни пост.
Связал Москву с Владивостоком
Мой современник кийский мост.
Слова истории скупые:
Была, мол, рыбная река…
Уходит кто-то. Речка Кия
С кем-то останется в веках.



ПЕСНЬ О МАРИИНСКЕ

Сл. Г. Воронкина.
Муз. Л. Бойковой

Есть города хорошие в России
В них тянутся до неба этажи.
А я люблю свои дома простые,
Мне по душе мой дивный старожил.
Встречаешь ты рассветы в дымке синей,
И прячешь дни в багрянцевый закат,
Для мариинцев нет тебя красивей,
Да и дороже в мире не сыскать.

Припев:
Встал над Кией-рекой
Мариинск – город мой,
Расправляя рабочие плечи.
В новый век трудовой
Мы шагаем с тобой
И наш путь трёхсотлетьем отмечен.


Гремел набат в колокола литые.
Наш предок, видно, Кийскому не зря
Дал имя государыни Марии
С благоволенья русского царя.
Сменялись поколения и строи,
Ты выстоял, невзгодам вопреки.
Живут уже столетия с тобою
Одной большой судьбою земляки.

Припев: тот же.


ИМПЕРИИ СИБИРСКОЙ
ВЕСТОВОЙ

Пролог

Он взял разбег с так называемого "Склада"
Империи Сибирский вестовой.
И вот ликероводочный Марграда
Встречает юбилей свой вековой.

1.

Гуляет ветер в кронах сосен.
Ни Кии съежилась шуга.
Покрылись плотным снегом плёсы.
Спит Мариинская тайга.
Давно, с восхода до заката,
Под вой свирепых комаров
Вгрызались лом, кирка, лопата
В таежный девственный покров.
И от подножий гор Алтая
По правобережью реки
Шла лихорадка золотая,
Искали фарта мужики.
То были сильные натуры:
Им золотишко нипочем –
Все отдавали винокурам
За злой сивушный первачок.
Когда морозы и метели
Их гнали в город и село,
Квартиры песнями гудели
И в кабаках лилось вино.

2.

Купцы Телегины – два брата –
Шлют челобитную царю:
Мол, разворовывают, так вот,
Твою российскую казну…
Мол, с беспредельным положеньем
Давно покончить бы пора.
Открыть свое спиртоваренье
Купчины просят у царя.
Нужна на то царева воля:
"Наладим дело, лишь позволь
Взять производство алкоголя
Под государственный контроль".
Ответа ждать пришлось недолго,
Летела весть в таежный край:
Добро Сибирской монополке
Дал Император Николай.

3.

Был Шнедерс – инженер от Бога,
Строитель и технолог сам,
От цикла нулевого строго
Шагал по точным чертежам.
Кирпич в кирпич под взглядом зорким
За рядом ряд вздымался в высь,
И вот с пологого пригорка
Глядит юнец на Мариинск.
Поклон купцам за их смекалку,
Хвала строителей рукам.
Воздвигнут корпус крепкой кладки –
Стоять ему еще века.

4.

И прекратил куренье вскоре
Из бань по-черному дымок.
Входила с самогонкой споря,
Казенка в мирный обиход.
Род начинался от "Пшеничной"…
Технолог знал научный фон:
Денатурат и тот не лишний,
Он как лекарство шел на фронт,
Перенося войны напасти,
Завод прошел другой препон,
Что чудотворцами от власти
Был применен "сухой закон".
В стране призваньем удостоен,
Где поискать еще такой?
Артезианскою водою
Спирты разводят, как святой.
И вот теперь завороженно
Смотрю – напитков громадье.
Куда шагнул ты, "Склад казенный"?
В медалях все твое питье!

Эпилог

Я благосклонности не скрою,
Твоей завидую стезе.
И как земляк горжусь тобою,
Наш Мариинский ЛВЗ.

9 июня 2002 г.



В августе 2003 года в поселке Калининском проводилась на подворьях перепись наличия у селян домашних животных. Учтены были даже собаки и кошки. По поселку поползли слухи, что даже за кошек и собак будут взиматься налоги. Так это или совсем не так, я не знаю, но только из-под моего пера вышли такие строки:

В ШУТКУ И ВСЕРЬЕЗ

Под солнечным лучом через окошко,
Или при лунном свете чутко спит
Любимица детишек Мурка-кошка,
А во дворе пес Тузик на цепи.
За то, что кошка Мурка ловит мышку,
А Тузик гонит воров и деляг,
Доход хозяин ложит на сберкнижку
Не в долларах, пока что, а в рублях.
В Госдуме чудодей с умом от Бога,
Приложив перст к виску, как пистолет,
Чтоб обложить трудяг-зверей налогом,
Подкинет сногсшибательный совет.
Капитализм российский так, за просто,
Не долго будет ждать такой поры.
В селе земля бесплатна на погостах
И воздух из озоновой дыры.
Найдется предприимчивый хозяин
Налог или страховку преподать,
Иль от Москвы до самых до окраин
Он кислородом станет торговать.
Возьмет в учет запасы атмосферы
И легкими вдыхаемый объем,
Поднимутся в стране миллиардеры
Поганками под сеющим дождем.



Не знаю, как в других селах Мариинского района, но в поселке Калининском, где я проживаю, невозможно вести разговоры по междугородней телефонной линии связи.

"АЛЛО! АЛЛО!"

У меня зазвонил телефон.
Поднял трубку. Безмолвствует он.
Положил. Вновь протяжный звонок.
"Здравствуй, папа", - и тут же умолк.
Я: "Алло!", - надрываясь ору,
Всех соседей поднял по утру.
Но межгород тревожит опять,
Хочет важное сын передать.
От звонков уж болит голова,
В ухо – песни дешевой слова.
Бросил трубку рывком, рассердясь:
"Ах, ты связь, чья-то мать…эта СВЯЗЬ!"
До инфаркта вот так доведет,
Ну, а деньги исправно берет:
Не уплатишь – пеня или штраф,
Отключеньем грозит телеграф.
Мой вопрос будет резок и крут:
"Так зачем же тарифы растут?" –
Не судился ни с кем отродясь,
Накажу Мариинскую "Связь".
Пусть мне платят не просто на хлеб,
А ценой за моральный ущерб!


Когда следуешь автобусом маршрута №106 сообщением "Вокзал-Калининский", то невольно в районе Промсада бросается в глаза неприглядная картина: почти все березы-красавицы стоят со снятой с них берестой. Неужели можно посягать на такие деревца, воспетые еще русскими поэтами?!

БЕРЕЗЫ В КРОВИ
Под раскаленным солнцем небом
Пот со спины, капель с лица.
Сморенный ЗЭК за пайку хлеба
Сажал когда-то деревца.
Куст от куста в пунктирных строках,
Росли деревья к ряду ряд –
Каймой зеленою, широкой
Стал огороженным Промсад.
Встречал он снег, дожди и грозы,
Дарил он людям красоту,
Но ободрал кто-то березы –
Снял на поделки бересту.
Пусть украшеньем станут розы
И все бока его в цветах:
Не туесок, вижу березы
В широких кровяных бинтах.





Перейти в начало страницы
 
« · Стихи · »
Поделитесь с друзьями данной новостью в соцсетях:

 Ответить
Обсуждение темы Григорий ВОРОНКИН, Стихи для пользователей "ВКонтакте"

  Сейчас: 25 августа 2019 13:11